суббота, 30 мая 2015 г.

Хельмут Кёстер. Иисус как учитель мудрости: Евангелие от Фомы

Понимание изречений, которые содержатся в Евангелии от Фомы, тесно связано с ранней версией «Источника Q» с его радикализмом странников, равно как и с истолкованием таинственных притч.  В этом Евангелии отсутствуют упоминания о смерти и воскресении Иисуса. Более того, пророческая эсхатология, которую мы встречаем в последней редакции «Источника Q», с изречениями о Сыне Человеческом и Суде не оставила никакого следа в Евангелии от Фомы. Это Евангелие, таким образом, нельзя считать зависящим ни от текстов синоптиков, ни от «Источника Q». Напротив, следует признать, что изречения, сохранившиеся в этом Евангелии, которые имеют  параллели в синоптической традиции (около 50%), восходят к ранней стадии формирования традиции изречений, также как и первое издание Q, хотя Евангелие от Фомы не является напрямую зависимым от него[1]




пятница, 1 мая 2015 г.

Адольф фон Гарнак. Маркион

Маркиона нельзя назвать гностиком в строгом смысле этого слова (1), поскольку он не руководствовался спекулятивным, научным или даже апологетическим, но  сотериологическим интересом (2). Он делал упор в первую очередь на веру, а не на гнозис (3). В своих идеях он никогда не использовал элементы семитской мудрости и методы греческой религиозной философии (4). Он никогда не делал различий между эзотерической и экзотерической сторонами религии. Он стремился к публичности проповеди и пытался реформировать христианство в противовес попыткам создания школ гнозиса и мистериальных инициатических культов.

пятница, 20 марта 2015 г.

Послание святого апостола Павла к Римлянам

Римляне живут в местах италийских. Первыми их достигли лжеапостолы, приведя их именем Господа нашего Иисуса Христа под закон и пророков. Апостол призывает их вернуться к истинной евангельской вере, написав им из Коринфа.

пятница, 27 февраля 2015 г.

Валентинианский монизм

Валентинианство обычно относят к разновидностям гностицизма. Термин «гностицизм» был введен в XIX веке для описания разнообразных религиозных движений античности, объединенных общими чертами.

среда, 25 февраля 2015 г.

Имя и наречение Имени в валентинианстве

Валентин – христианский мистик и теолог гностического толка, живший во II-м веке нашей эры. Он стал основателем теологической школы, сохранившей и развившей мысли своего учителя после его смерти около 160 года РХ. Валентиниане и связанные с ними группы часто называли «гностиками», поскольку большую роль в их учении играло мистическое знание (гнозис).

понедельник, 23 февраля 2015 г.

Свенцицкая И.С. Раннее христианство: страницы истории

Свенцицкая И.С. Раннее христианство: страницы истории. - Москва: Издательство политической литературы, 1987 - с.336

Имя доктора исторических наук И.С. Свенцицкой хорошо известно всем, кто интересуется древней историей вообще и историей христианства в частности. В 1980 г. вышла в свет ее книга "Тайные писания первых христиан", рассказывающая о формировании вероучения и священных текстов христиан, а в 1985 г. была опубликована книга "От общины к церкви", в которой автор показывает, в силу каких причин произошло превращение сравнительно малочисленных, разрозненных, преследуемых римскими властями христианских общин в могущественную церковь, занявшую господствующее положение среди других религиозных культов Римской империи.

Вильям Шедель. Евангелие Истины и Ириней Лионский

Евангелие Истины (Ев. Ист.) замечательно отсутствием мифологических элементов, обычно отождествляемых с гностическими текстами. Поразительно его учение о Боге как Отце всего, вмещающем все, что обладает подлинным бытием[1]. Несмотря на эти особенности, не было сомнений, можно ли классифицировать этот памятник как гностический и даже (хотя и не без споров) специфически валентинианский[2]. Разрыв между Ев. Ист. и тем валентинианством, которое известно нам по свидетельствам отцов церкви, объясняется тем, что Ев. Ист. было написано Валентином когда он все еще оставался близок к кафолическому христианству[3], или представляет собой демифологизированную версию валентинианства, предназначавшуюся для непосвященных[4]. Была сделана попытка связать богословие Евангелия Истины с полемикой между Иринеем и некоторыми из его оппонентов валентиниан, описанной во второй книге его Adversus haereses (Haer.2). По причинам, которые станут ясны позднее, я считаю этот спор имеющим прямое отношение к Ев. Ист., даже если лучшим покажется свести к минимуму или вообще отвергнуть связь между Ев. Ист. и валентинианством.